в категории

Ложная гидра. Часть 1. 17079

...Когда они прибывают, уже довольно поздно, и, хотя вокруг бродит несколько человек, город кажется пустоватым. Я описываю, как они идут по главной улице с таверной, церковью, различными домами и богатой усадьбой. Они останавливают кого-то на улице, чтобы спросить, где живет мэр, полагая, что лучший способ помочь - это предупредить местную власть.

Рейнджер: "Здравствуйте. А где живет мэр?"
Житель: "Мэр? Ха-ха. Почему у нас в Гулликине никогда не было мэра!"
Рейнджер: "Разве? Так что же это за богатое имение вон там?"
Житель: "Это? О, ну... это дом мэра... но у нас никогда не было мэра?"
Рейнджер: "Так кто же там живет?"
Житель, взволнованно: "Я не знаю. Никто."

/Паладинша: "Мастер, могу я сделать проверку проницательности?"
ДМ: "Конечно. Кажется, он говорит правду?"
Паладинша: "Что? Это какая-то бессмыслица." /

Житель: "У нас никогда не было мэра. Мне очень жаль, но мне нужно идти."

И он вбегает в таверну, чтобы скрыться от вопросов партии. К этому моменту партия крайне подозрительна и думает, что все в деревне очарованы. Почти.

Они направляются к дому мэра и начинают расследование. Двери не заперты, а окружение покрыто слоем пыли. Внутри все выглядит нормальным, обжитым, но тут явно давно никто не появлялся. Можно найти личные вещи и несколько намекающих на должность мэра деталей. На втором этаже находятся две спальни, из которых одна детская, а вторая побольше. Внутри большей спальни висит маленький семейный портрет. Здесь определенно кто-то жил.
Партия сбита с толку и пытается понять, почему тот житель лгал им. Я сообщаю, что начинает темнеть, и жду, что они предпримут. Они решили отдохнуть в таверне.

Они входят и обращаются к трактирщику и трактирщице. Последние, по-видимому, супружеская пара, уже долгое время управляют таверной вместе и очень любят друг друга. Пока муж занят приготовлением ужина для гостей, Рейнджер начинает допрос жены, не самый приятный для последней, намекая, что деревня будет атакована бандитами. Это, разумеется, пугает ее, и она просит доказательств. Как они узнали об этом? Рейнджер говорит, что примерно неделю назад они разгромили бандитов и нашли карту, на которой была отмечена эта деревня. Он передает ее жене, а игрок дает физическую карту мне, мастеру.

И семя прорастает. Чего игроки не знают - так это того, что я сделал две копии их карты. Они идентичны во всех отношениях, за исключением того, что у меня на этот момент уже лежит та, где крестом отмечен бандитский лагерь рядом с Гулликином. Когда игрок протягивает мне свою копию, я смотрю на нее и делаю паузу. Затем медленно, в образе персонажки, я спрашиваю его, не было ли все это какой-то шуткой.

Рейнджер: "Что?"
Жена: "Я спрашиваю, это какая-то шутка? На Гулликине нет никаких отметин, а бандитский лагерь находится на другом конце страны!"
Рейнджер: "Нет, просто…"

Я украдкой меняю карты и отдаю ему обновленную версию. За столом воцаряется тишина, и все смотрят на карту, крест на которой стоит в совершенно другом месте.

Рейнджер: "Подожди. Чего?"
Паладинша: "Здесь происходит что-то странное."
Друидка: "Не нравится мне это."

Игроки начинают растерянно переглядываться. Почему они здесь? Почему карта изменилась? С раздражением жена отказывается обслуживать партию. Муж приносит им еду и бранит их за то, что они пудрят мозги его бедной жене. Он говорит, что они могут съесть свой ужин, а потом, вероятно, им стоит подумать о том, чтобы сразу лечь спать. Партия поспешно соглашается.

Партия взяла в аренду две комнаты. Но, учитывая обстоятельства, они решают, что, скорее всего, лучше спать в одной комнате и выставить караульных. Разумное решение.

Ночью ничего странного не происходит, и наутро они чувствуют себя отдохнувшими. Впрочем, некоторая паранойя все еще не отпускает их. Они собирают свои пожитки. И семя прорастает.

ДМ: "В комнате есть еще одна сумка, которую вы не узнаете."
Игроки: "ЧТО?"
ДМ: "В комнате есть еще одна сумка, и она никому из вас не принадлежит."
Друидка: "Она была там накануне вечером?"
ДМ: "Нет."
Рейнджер: "Кто-нибудь приходил в нашу комнату ночью?"
ДМ: "Нет, вы никого не видели, хоть и провели всю ночь в наблюдениях."
Рейнджер: "Так откуда же взялась эта сумка?"
ДМ: "Я не знаю. Вам придется открыть ее и выяснить."

Паладинша и Друидка стоят позади, а Рейнджер приближается к мешку.
Рейнджер: "Все мы знаем, что это будет еще один мимик."

Я рассказываю, что Рейнджер открывает сумку и обнаруживает, что она принадлежит авантюристу. В ней лежат типичные для такого человека припасы. Может быть, она принадлежит клирику? Там есть склянка святой воды, некоторые религиозные книги... и несколько писем.

ДМ: "Письма адресованы Друидке и кому-то еще. Ты не узнаешь другого имени."
Друидка: "Это письма мне?”
ДМ: "Тебе и кому-то еще, здесь два имени. Некто по имени София.”
Паладинша: "Ты знаешь какую-нибудь Софию?”
Друидка: "А я знаю? Нет, я никогда не слышала о Софии. А кто такая София?”
ДМ: "Может быть, ты сможешь выяснить это из писем.”

Всего там 5 конвертов. Я сделал их физические копии тоже. Я разделяю их и раздаю игрокам. Я также говорю паладину, что она нашла рисунок.

Письма, похоже, от матери и отца, которые пишут двум своим детям. Одна из них, судя по всему, Друидка. Каждое из писем подписано "Мама и папа". Друидка в этот момент несколько смущена, потому что ее предыстория гласит, что она сирота, выросшая на улицах Врат Балдура. Но по мере прочтения игроки обнаруживают различные несоответствия. Люди, о которых написано раньше, не упоминаются. У одной дамы было два сына, а теперь только один. В следующем письме у нее никогда не было детей. Наконец последнее письмо подписано просто "Мама".

За столом воцаряется тишина.

Друидка: "О боже мой. Неужели у меня есть семья, и я просто забыла о них?"

Рейнджер: "Я понятия не имею, что происходит."

Паладинша открывает рисунок и смотрит на него. На нем изображены полуорк и два полурослика. Он кажется довольно небрежным и нарисованным кем-то гораздо моложе неё. Фигуры помечены именами Друидки и Паладинши. А другой полурослик - "София". Над рисунком написано: "Святая Троица."

И снова наступает тишина.

Друидка: "Могу я проверить свою собственную сумку на предмет меня писем?"

ДМ: "Конечно, ты открываешь свою сумку и находишь письмо, адресованное тебе и Софии. Ты открываешь его."

Я протягиваю игроку за Друидку последнее письмо. На нем дрожащими каракулями написано: "ПОМОГИТЕ. ОНО ПОЖИРАЕТ НАС ОДНОГО ЗА ДРУГИМ."

Друидка: "О боже."

В этот момент я сдерживаю радостный смех. ВОТ что значит управлять ложной гидрой! Партия ошеломлена, сбита с толку и подвергает сомнению всё, всех и вся. Они хотят знать, что происходит, они перечитывают письма. Проверяю свои листы персонажей. Обсуждают это друг с другом. Они ничего не понимают.

Они спускаются вниз, и их улыбкой встречает трактирщик, который был здесь вечером накануне. Персонажи хотят поговорить с ним о том, что происходит в городе, у них есть много вопросов, но сначала они снова извиняются за то, что расстроили его жену.

Трактирщик: "О чем вы говорите? Я ведь никогда не был женат?".

Игроки: "ЧТО?"

ДМ: "И, я думаю, на этом мы закончим сегодняшнюю сессию.”

Игроки сказали мне, что это их самая любимая за все время игра, и они не хотели останавливаться.

Они начинают понимать, что среди них все это время был клирик. Третье семя - те дополнительные зелья, которые они находили в вещах врагов. Это заклинания жрицы-Софии, или, по крайней мере, то как они теперь объясняют себе происходившее, когда София мертва. Смешно думать, что враги в бою не будут просто пить зелья сами, и с чего бы у виверн были зелья здоровья в их же желудках, ну.